Вы здесь

Как казаки тиляпию открыли

Знаете ли вы, уважаемые коллеги-аквариумисты, каким образом связаны между собой Уральское казачье войско, американский мультимиллионер Вандербилт и одна из африканских цихлид? Удивлены? Не верите? А связь эта есть, причем самая прямая.

Начну по порядку. Тема эта совершенно случайно попалась мне во время работы с Анатолием Жуковиным над его статьей про астатотиляпию Бёртона. В процессе мы, естественно, сверялись с многочисленными источниками, как бумажными, так и электронными и, само собой, не обошли вниманием справочник fishbase.org. Мазнув взглядом по странице с синонимами и устаревшими названиями этой рыбы, я уже собрался перейти дальше – изучение синонимов цихлид, которых то и дело переименовывают, причем в большинстве случаев без особых на то оснований, занятие вообще не очень благодарное и мало интересное. Вдруг, неожиданно для себя, я остановился. Внимание мое привлекла следующая строчка:

Tilapia nadinae, Borodin, 1931

Казалось бы, что тут интересного? Какой-то Бородин в 1931 году ошибочно описал уже известный вид как тиляпию. Ну и что? Вроде бы ничего особенного и никакой разумной и полезной информации выжать отсюда никак нельзя. Оказалось – можно.

Меня насторожил тот факт, что ихтиолога, тем более с такой запоминающейся русской фамилией, я с ходу не припомнил. А ведь я считал, что очень неплохо знаю историю биологии, и уж основных авторов описаний рыб и латинских названий помню. Вроде, был такой ботаник Бородин, брат знаменитого композитора. Может это он? Нет, по возрасту не подходит. Был еще Бородин, ихтиолог, который методику искусственного разведения осетровых рыб придумал. Но как он в Африку-то попал? Да и не систематик он по-моему, а рыбовод...

Становится интересно. Погружаюсь в поиск. Есть! Автор описания найден! Это действительно ихтиолог Бородин, упомянутый в некоторых отечественных трудах по осетроводству. Начинаю искать подробности. Да тут, оказывается, целая история!

Знакомьтесь: замечательнейший и колоритнейший человек, ихтиолог, рыбовод и общественный деятель Николай Андреевич Бородин.

Родился он в Уральске в семье сотника Уральского казачьего войска 23 ноября 1861 года. С золотой медалью закончил Уральскую войсковую гимназию. Поступил в Петербургский университет, в котором учился сначала на математическом отделении, а позже, с 1880 года, на естественном. Еще в университете он начинает свою блестящую деятельность. В 1884 году осуществляет первое удачное искусственное разведение севрюги. Ну и пошло-поехало. Из под пера ученого фейерверком разлетаются труды по самым разным областям знаний – ихтиологии, рыбоводству и рыбоохране, этнографии и статистике. Здесь и теоретические рассуждения и практические рекомендации и результаты экспедиций, наблюдений и опытов.

Конечно, в такой статье довольно глупо подробно перечислять все работы этого ученого и практика. Но даже список его интересов впечатляет. И, что немаловажно и бывает далеко не всегда, особенно в нашей стране, его труды востребованы и должным образом оценены, даже на самом высочайшем уровне. Научное признание, поток наград, должностей и званий являются достойным сопровождением его успеха. Кроме того Бородин занимается преподаванием, выступает издателем и редактором нескольких печатных изданий, пишет статьи для Энциклопедии Брокгауза и Эфрона и для Полной энциклопедии русского сельского хозяйства.

Но и это еще не все. Научно-просветительскую деятельность Бородин активно перемежает политикой. Он активный член кадетской партии, депутат 1-й государственной думы от Уральского казачьего войска и т.д. За это он даже получает небольшой тюремный срок, после которого, как ни в чем ни бывало, продолжает свою деятельность и в качестве ученого и как политический деятель и как крупный администратор Министерства земледелия.

После февральской революции Бородин работает в учредительном собрании, в составе комиссии временного правительства совершает поездку в США по поводу кредитов на сельское хозяйство, а после прихода к власти большевиков уезжает в Омск работать в министерстве земледелия правительства адмирала Колчака.

А вообще, довольно-таки тесен мир. Именно в Омске, как раз в 1918 году, в составе Степного казачьего корпуса начал свой славный боевой путь против большевизма один мой близкий родственник. Так что вполне возможно, что он с Бородиным в то время пересекался и был с ним знаком.

В 1919 году Бородин опять едет в Америку для закупки сельхозтехники и, после разгрома колчаковской армии, решает там остаться насовсем. В США, забросив политику, Николай Андреевич возвращается в науку. Сначала работает в Бруклине в музее «Искусство и науки», затем в Американском музее естественных наук, и, наконец, куратором отдела ихтиологии Музея сравнительной зоологии. В 1928 году Бородин переезжает в Массачусетс и работает в Гарвардском университете. Само собой, он не прекращает публикации блестящих научных трудов и учебных пособий, пишет мемуары. Его деятельность достойно оценивается присуждением звания профессора Гарвардского университета.

Умер этот достойнейший человек 12 декабря 1937 года. Теперь, после подробного изучения истории его жизни, мне стало совершенно ясно, почему даже в самых толстых советских ихтиологических книгах про Бородина упоминается исключительно вскользь, как бы сквозь зубы. Заслуги его настолько велики, что умолчать о них совсем не получалось. А подробно писать про столь откровенного антибольшевика и белогвардейца идеология запрещала. Так что совершенно случайно мне удалось немного восстановить историческую справедливость. Светлая тебе память, Николай Андреевич!

А мы теперь переходим к жизнеописанию другого нашего героя, ничуть не мене примечательного, чем Бородин.

Уильям К. Вандербилт-второй — простой потомственный миллионер, член одной из самых известных и одиозных семей американских олигархов. Родившись в роскоши и гипердостатке, в отличие от родственников и коллег по капиталу, он уделяет мало внимания заработку новых денег и не тратит свое время на обычные миллионерские увлечения. Гораздо больше его интересует спорт, автомобильные гонки, яхты и, что совсем удивительно, живая природа. На своих яхтах Игл, Ара и Альва он совершает серию путешествий по всему миру, во время которых собирает огромную коллекцию животных, растений, минералов и этнографических предметов. Особое внимание он уделяет морским животным и рыбам. Все эти сборы становятся экспонатами основанного им в Нью-Йорке музея Вандербилта, который существует и весьма интересен до сих пор.

Естественно, будучи настоящим миллионером, Вандербилт предпочитает все самое лучшее, в том числе и специалистов, которые были приглашены для разбора и каталогизации результатов его экспедиций. Один из лучших ихтиологов своего времени – гарвардский профессор Николай Андреевич Бородин. Так пути наших двух персонажей пересеклись, а в руки Бородина попадают интереснейшие и редчайшие образцы заформалиненных рыб. Очевидно, что одним из них и был экземпляр астатотиляпии Бёртона и этот вид Бородину не был известен. Вообще, тот факт, что он не был знаком с описанием Гюнтера, это нормально, это связано с неспешностью распространения в те времена научных описаний, да и вообще любой информации. Так что он вполне мог принять рыбу за новый вид тиляпии и это ничуть не умаляет его профессиональной репутации.

К сожалению, кто была та самая Надин, в честь которой было дано видовое название, мне обнаружить не удалось. В окружении как Бородина, так и Вандербилта я не отыскал особы с таким именем…

Такие вот истории сплошь и рядом скрываются за сухой строчкой справочника.

Комментарии

Мда... Сколько ещё таких великих соотечественников наших скрыто во мраке идеологии. Так и делали из нас Иванов родства не помнящих
Статья великолепная!.

Увлекательнейший материал ) читается, как роман.

спасибо за интересную статью!

Аватар пользователя Андрей Клочков

Офигенно интересный материал!!! Слава, ты просто-таки бриллиант откопал!
Очень люблю такого свойства статьи. Чтение оной - просто-таки бальзам на измученную работой душу...

статистика

  Яндекс цитирования